WuuEiKj5PHo

Интервью

Под Одессой восстанавливают старинную усадьбу Курисов — чего ждать от реставрации замка

14 Авг , 2015  

В селе Петровка восстанавливают усадьбу дворян Курисов. Дворец, об убранстве которого ходят легенды, пережил несколько столетий, революцию, советский период, и сейчас практически полностью уничтожен.

OdArt поговорил с одним из тех, кто взял на себя труд в наши дни восстановить усадьбу — Дмитрием Волошенковым.

Фото: Дмитрий Волошенков, «Дворец Куриса»

10394869_626168484194173_8887669847191778161_n

EMaFNyt6hZY

WuuEiKj5PHo

Как родилась идея восстанавливать усадьбу и почему выбрали именно поместье Курисов?

Будучи студентом медуниверситета в 2004 году как человек, который увлекается историей, попал в село Петровка. Туда меня привез мой товарищ и коллега по институту Владислав Станков. Он сам родом оттуда – его отец провел в тех местах детство, а его бабушка работала в Петровском аграрном техникуме.

Меня привлекали такие места с точки зрения истории и фотографии – я делал архив истории Одессы. То, что я увидел, произвело на меня глубокое впечатление. Объект был в лучшем состоянии, многое из того, что сейчас украдено или разрушено, еще присутствовало. Он был разрушен, обрисован граффити, но все равно производил неизгладимое впечатление.

Такое же впечатление на меня производила Кирха. Когда я учился в художественной школе им. Костанди, мы ходили туда на пленэры, и я думал, неужели не найдется кто-то, кто сможет ее восстановить. Благо дело, это случилось. Кстати, усадьба Курисов очень схожа на Кирху и по материалу, и по стилю – там присутствует и готика, и мавританский стиль.

За 10 лет (с 2004 по 2014 год) мы сформировали благотворительный фонд имени Ивана Куриса. Мы – это я, Владислав Станков и Валерий Кондратюк (депутат Одесского облсовета). Я возглавил этот фонд, львиную долю расходов на себя взял Валерий Кондратюк.

По документам фонду предоставлена только усадьба, без прилегающей территории, но без нее объект значительно теряет, поэтому мы проводим также облагораживание прилегающей территории.

 

Ранее упоминалось, что отношение к восстановлению будет иметь г-н Ставницер

На данный момент он никакого отношения не имеет. Он — человек увлеченный и я не исключаю, что на каком-то этапе он захочет подключиться, но сейчас он в этом проекте с нами не участвует.

 

О каком объеме вложений идет речь? Сколько уже потрачено на реставрацию?

Это единственный вопрос, на который я не хочу отвечать. Сколько бы не сказал, это не будет истиной. Наша задача и пожелание – восстановить усадьбу максимально аутентично, начиная от элементов внешней отделки и архитектурных решений, заканчивая по возможности элементами внутренними.

11165293_621139331363755_1645417201982098220_n

Несколько лет подбирали материалы, фотографические и краеведческие, и теперь все, что было в музеях Украины и в некоторых музеях России, у нас есть. Более того, есть необходимые чертежи. В 2004-2005 годах брат тогдашнего президента Петр Ющенко имел серьезный интерес к усадьбе и думал ее восстанавливать. По его инициативе несколько институтов, в частности Львовский и Одесский, провели инженерные разработки – подняли архивы и чертежи. Просчитав стоимость работ они, по всей видимости, от этой идеи ушли. Эти материалы сейчас у нас.

Наша проблема №1 – противоаварийные работы. Это здание из ракушняка, которое 25 лет стояло без крыши. Кроме того, год или полтора назад произошел обвал фундамента, а население вырезает из здания оставшиеся куски металла. Мы огородили здание, рабочие туда зашли, начали выполнять противоаварийные работы. Теперь надо сделать навес и накрыть здание.

 

c2qIHkDpjZk

kPhJYneYYTU

Сколько вы уже ведете технические работы?

Первые технические работы начались в начале лета. Здание было выкуплено на аукционе, но поскольку это памятник архитектуры, мы должны согласовывать работы с Министерством культуры. Мы трижды направляли им пакет документов, где прописывали противоаварийные работы, прислали альбом чертежей. Министерство должно там просто поставить подпись.

Только три недели назад мы получили от Министерства культуры ответ – вроде бы позитивный, разрешение на противоаварийные работы. Однако было утеряно приложение, где мы подробно расписали, что мы собираемся делать. Его нужно посылать в четвертый раз, а мы упираемся в конец лета.  Например, мы не можем поставить строительные леса и начать укрепительные работы, хотя планировали к осени перекрыть хотя бы часть здания.

Если я буду ждать разрешения от министерства, мы потеряем этот объект. Поэтому мы проводим минимальные работы – укрепление фасада, полный инжиниринг, пробили шурфы и проверили состояние фундамента.

За время эксплуатации здания в советский период на первом этаже был залит бетон, подушка которого оказывает чересчур большое давление на здание. Сейчас мы снимаем эту подушку.

 

Восстанавливать здание вы планируете из того же ракушняка?

Да. Мы берем его в нескольких вариантах – крымский, которого уже, наверное, не будет, и одесский – такой же, какой использовался при строительстве этого объекта.

11150165_609009032576785_8270717300503086405_n

Были какие-то интересные находки в процессе работы?

На сегодняшний момент таких не было. Теоретически это возможно, мы до сих пор находимся на уровне первого этажа – вывезли из усадьбы уже семь машин мусора, но так и не дошли до основ пола, не дошли до исторического слоя.

Наши находки заканчиваются теми вещами, которые приносят нам местные жители на продажу – часть решеток, шпиль. Они говорят, что спасли их после пожара, хотя на самом деле просто вырвали оттуда. Теперь определяют цену и продают нам – мы так вернули уже несколько решеток первого этажа, нашли часть кованого флюгера с башни.

11168394_626142264196795_4212101128943686862_n

Вы планируете превратить усадьбу в экскурсионный объект?

Мы хотим, чтобы усадьба работала по нескольким направлениям: во-первых, это музей, посвященный жизни Курисов в Одесском регионе. Слава Б-гу, в селе Петровка сохранилась церковь, построенная Иваном Онуфриевичем Курисом. Напротив, в лесу есть хвойная посадка, которую разбила семья Курисов. Есть остатки старых погребов, мы также планируем восстановить конюшню, есть остатки старого курисовского моста. Все это находится не так далеко от поместья и является аутентичным. В нашем плане было делать обзорную экскурсию на конном экипаже или пешком.

11149380_609008975910124_4646854548045471651_n

Вторая часть музея могла бы быть посвящена нумизматике или частным коллекциям – последний из рода Курисов, внук Ивана Онуфриевича, был основателем местного общества коллекционеров.

Во-вторых, нужен какой-то «общепит». В здании порядка 64 комнат, есть пищевой блок интересный.

В-третьих, нужно продумать и о жилой зоне. Можно сделать 5-7 номеров, для туристов, которые хотят остаться на ночь.

То есть это должен быть комплекс экологического туризма – приехать, прикоснуться к живой истории, сходить в лес, сделать конную прогулку до Тилигульского лимана, прикоснуться к артефактам. Для одесситов это было бы интересное место – хорошая дорога и небольшое расстояние, всего 56 километров.

 

Я читал, что в усадьбе был уникальный зал, куда свет попадал не через обычные окна, а через окно-фонарь сверху? Его вы тоже планируете восстанавливать?

Речь идет о центральном зале – очень богато украшенном помещении, о котором ходят самые разные легенды. В советское время зал использовался для различных торжеств. В нашем краеведческом музее сохранилась фотография этого зала 1920-х годов.

Дневной свет в зал действительно попадал через фонарь – очень интересно сделанный, с толстыми стеклами. Но впоследствии кто-то запустил легенду, что наверху был также расположен аквариум. Как легенда — это красиво, но это не так – невозможно осуществлять обслуживание аквариума на такой высоте.

Этот зал мы планируем полностью восстанавливать, к счастью есть необходимые материалы и можно восстановить детали убранства. По остальным залам, к сожалению, таких старых фотографий нет – их делали уже в советское время, когда интерьер был практически уничтожен.

11853964_1024195650926873_1450995453_n

11873980_1024195690926869_772735264_n

, ,