«Шерлок» второй сезон

Заметки

Шерлок — вышел второй сезон

5 Янв , 2012  

Несколько дней назад BBC начал показ второго сезона телесериала «Шерлок».  Буквально на несколько дней позже, чем премьера второй части Шерлока Холмса от Гая Ричи. С фильмом от Гая Ричи все в принципе просто. Можно восхищаться операторской работой, ужимками Дауни-младшего и добротными шутками от режиссера «Карт, денег, двух стволов». Можно даже закрыть глаза на миномет в одной из сцен и взрывающиеся патроны в другой. Ну правда, какое это имеет значение.

Английский телесериал переносит сюжеты Конан Дойля в современность и многие приемы и открытия из первого сезона показались мне крайне точными. Ну, например, при всей любви к Виталию Соломину из советского фильма, я не могу воспринимать его как ветерана афганской кампании. Интеллигент и джентльмен все таки разные типы людей.

Можете себе представить жизнь с гением? Я бы на месте Ватсона из сериала уже бы сбрендил. Когда сериальная Ирэн Адлер говорит , что у Ватсона с Холмсом «отношения», я был с ней вынужден согласиться. В каких случаях вы еще готовы мириться с сумасбродством, хамством, социопатией и прочими оборотными сторонами медали. Кстати, рассказ в тему: «Рекс Стаут. Уотсон был женщиной».

Что изменилось в сериале со вторым сезоном? Добавилась какая-то политическая составляющая, немного изменились спецэффекты, значительно похорошела помощника сыщика из морга, Холмс перешел с пластырей на сигареты… От оригинального «Скандала в Богемии» осталась разве что Адлер и романтический финал.

Разумеется, создатели не удержались от того, чтобы ковырнуть английское правительство, вспомнив о печальной истории с Ковентри.

«Зимой 1940/41, —  пишет Фред Уинтерботэм в своей книге «Операция Ультра» (1974), — ночь за ночью Геринг мстил нам массированными бомбардировками. Ему надо было как-то спасти свою репутацию… В ноябре, поскольку налеты на Лондон, по-видимому, не давали желаемого эффекта, Геринг решил начать бомбардировку других больших городов. Иногда мы заранее узнавали о таком налете, но точное наименование объекта бомбардировок кодировалось, а кода, мы, конечно, не знали.

Однако около трех часов дня 14 ноября кто-то, по-видимому, допустил промах, и вместо обычного кодового названия в радиограмме был упомянут город Ковентри. Черчилль находился на каком-то заседании, поэтому я обратился к его личному секретарю и рассказал о полученных сведениях.

До налета оставалось примерно четыре-пять часов. Я попросил секретаря позвонить мне, когда будет принято решение, потому что, если Черчилль решит эвакуировать Ковентри, пресса и вообще все узнают, что нам стало заранее известно о налете, и необходимо будет принять какие-то меры, чтобы не выдать источник информации. Я представлял себе, что если каждый попытается выбраться из города за оставшиеся несколько часов, наступит полный хаос, а если из-за погоды или еще по какой-либо причине налет отложат, мы напрасно подвергнем опасности источник нашей информации.

Во всяком случае, наши военно-воздушные силы имели достаточно времени, чтобы привести в действие такие контрмеры, как создание помех всем навигационным средствам, которые могут применять немцы. В конечном счете было решено только привести в готовность все службы: пожарные команды, «скорую помощь», полицию, охрану, а также подготовиться к созданию ложных пожаров. Это страшное решение (такие решения иногда приходится принимать на высшем уровне во время войны) было, безусловно, правильным, но я радовался, что не мне приходится его принимать. Официальная история гласит, что министерство авиации было предупреждено о налете за два дня. Что касается «Ультры», то время налета было известно точно».

В общем, борющийся с британской секретной службой Мориарти выглядит не таким уж преступником. Скорее борцом за мир во всем  мире). Есть правда и опровержение этой информации, которое дает в одной из своих статей Стюарт Мильнер-Барри.

«К сожалению, немцы не сообщали в шифровках названия мишеней. Они просто обозначали их цифрами (Ziel такая-то), и мы могли в равной степени угадать или не угадать, какой город подразумевался.
Время от времени можно услышать следующую историю: когда однажды стало известно, будто по Ковентри готовился разрушительный удар, Черчилль запретил принимать какие-либо особые меры предосторожности из-за страха выдать огромную тайну, что мы читаем «Энигму».
Что Черчилль мог предпринять, окажись он перед такой жуткой дилеммой, я не могу даже себе представить. Но вышло так, что той ночью мы не знали, какова будет цель, пока не стало слишком поздно; насколько я помню, фактически мы ожидали мощный удар по Лондону».

И, наконец, эпиграф от Кирилла Липатова: «Её королевское высочество, принцесса Анна? Шестьдесят один год – не помеха для мисс Адлер?»

,


Читайте также